Номер Т. 10, № 1-2 (37-38) 2020

Стрессовые реакции пациентов с онкологической патологией до и после специальных методов лечения: пилотные исследования

Резюме. Введение. Грудная железа, яичники и шейка матки являются атрибутами женского тела, и их потеря после операции по поводу рака, безусловно, считается сильным психотравмирующим фактором. Объект и методы исследования. Для оценки психологического статуса в наших исследованиях использовали Госпитальную шкалу тревоги и депрессии (Нospital Anxiety and Depression Scale — HADS), потому что ее психометрические качества широко продемонстрированы в валидационных исследованиях в клинической онкологии. Результаты. Выраженность стрессовых реакций на диагноз «рак» зависела как от специальных методов лечения, так и от возраста пациентов. Наиболее сильное проявление депрессии и тревоги наблюдалось у женщин репродуктивного возраста на момент верификации диагноза. Выводы. Полученные пилотные результаты указывают на необходимость коррекции психологического состояния пациентов со злокачественными новообразованиями, особенно на стадии установления диагноза.

Получено 28.01.2020

Принято в печать 20.02.2020

DOI: 10.32471/clinicaloncology.2663-466X.36-4.26790

Введение

В настоящее время все чаще внимание обращают на одну из важнейших задач, стоящих перед здравоохранением, а именно — вопрос о роли психологических факторов в развитии и течении соматических заболеваний [1, 2]. Не исключением является и онкология. Повышение распространенности онкологических заболеваний, эффективность лечения и дальнейший прогноз зависят не только от физических, химических, генетических и физиологических факторов онкогенеза. Он может быть обусловлен и существованием других (психогенных) факторов, влияющих на течение патологического процесса. Известно, что существует тесная связь эффективности противоопухолевого лечения с психоэмоциональным статусом пациентов, которая в нашей стране практически не учитывается [3–6].

Во всех ведущих онкологических клиниках мира обязательным является психологическое сопровождение онкологических больных, как на этапе диагностики, так и в процессе лечения [7–9]. Поэтому актуальность исследований по применению методик психоэмоциональной диагностики и последующей коррекции у онкологических больных не вызывает сомнений.

Целью настоящих исследований являлось изучение показателей депрессии и тревоги у больных раком грудной железы (РГЖ), яичников (РЯ) и шейки матки (РШМ) как на этапе диагностики, так и после проведения специальных методов лечения.

Объект и методы исследования

Исследования проведены в отделениях опухолей грудной железы и реконструктивной хирургии и онкогинекологии Национального института рака. Под нашим наблюдением находились 17 пациенток с диагнозом РГЖ Т2N1М0–Т3N 1M0 в возрасте 25–52 лет (средний возраст — 35,5 года, медиана — 42,3 года). Контрольную группу составили 5 женщин такой же возрастной группы с доброкачественными заболеваниями грудной железы (контроль 1). Группу онкогинекологических заболеваний составили 6 больных с РЯ — T2N0M0–T3N1M0 (средний возраст — 43,7 года, медиана — 40,6 года) и 7 больных РШМ T2N0M0–T2N1M0 в возрасте 31–46 лет (средний возраст — 38,5 года, медиана — 38,1 года). Контролем к этой группе больных были 4 пациентки с доброкачественными заболеваниями яичников и шейки матки (контроль 2). В группе больных РГЖ 4 пациентки не получали специальных методов лечения (только госпитализированы) (группа РГЖ-0). У 6 была проведена неоадъювантная полихимиотерапия (НАПХТ) с последующей секторальной резекцией или мастэктомией (группа РГЖ-1). Остальные 7 больных проходили адъювантную полихимиотерапию (АПХТ) (группа РГЖ-2). В группе больных РЯ 2 пациентки не получали специального лечения (только госпитализированы: группа РЯ-0), 3 — проходили НАПХТ с последующим оперативным лечением (группа РЯ-1) и 2 больных с послеоперационной АПХТ (группа РЯ-2). У пациентов с РШМ 2 только госпитализированы (лечение не получали; группа РШМ-0), 2 пациента с НАПХТ и последующим оперативным лечением (группа РШМ-1) и 2 больных с послеоперационной АПХТ (группа РШМ-2). У всех исследуемых основной и контрольных групп проведено анкетирование с использованием Госпитальной шкалы тревоги и депрессии (HADS) [3, 5, 7].

Полученные результаты обрабатывали с использованием методов статистического анализа с применением критерия Пирсона (χ2). Достоверными считали значения при уровнях р<0,05.

Результаты

В результате проведенных исследований установлено, что наиболее высокие уровни депрессии и тревоги наблюдались у женщин, узнавших свой диагноз до проведения специальных методов лечения (табл. 1).

Таблица 1. Показатели депрессии и тревоги у женщин с верифицированным диагнозом РГЖ, РЯ и РШМ до специальных методов лечения

Диагноз Количество больных Депрессия, n (%) Тревога, n (%)
РГЖ-0 4 3 (75±24,5)* 4 (100±28,6)*
Контроль 1 5 0 (0,0) 2 (40,0±17,8)
РЯ-0 2 1 (50±28,4)* 2 (100±42,1)**
РШМ-0 2 2 (100±17,6)* 2 (100±19,3)**
Контроль 2 4 0 (0,0) 1 (25,0±17,2)

*р<0,05 по сравнению с контролем 1; **р<0,05 по сравнению с контро­лем 2.

Назначение НАПХТ приводило к некоторому снижению уровня депрессии и тревоги, несмотря на токсические проявления этой методики. У женщин появлялась надежда на благополучный исход заболевания. Этот феномен касался как женщин с РГЖ, так и пациенток с онкогинекологической патологией (табл.2).

Таблица 2. Показатели депрессии и тревоги у женщин с РГЖ и онкогинекологической патологией после НАПХТ и оперативного лечения.

Диагноз Количество больных Депрессия, n (%) Тревога, n (%)
РГЖ-0 4 3 (75,0±24,5) 4 (100±28,6)
РГЖ-1 6 2 (33,3±10,3) 3 (50±19,7)
РЯ-0 2 1 (50,0±33,3) 2 (100±42,1)
РЯ-1 3 1 (33,3±19,6) 2 (66,6±20,6)
РШМ-0 2 2 (100±17,6) 2 (100±19,3)
РШМ-1 2 1 (50,0±33,3) 1 (50,0±33,3)

Оперативное лечение еще больше снижало показатели HADS у исследуемых женщин. По-видимому, у пациенток укреплялась уверенность в благоприятном решении проблемы. Применение АПХТ существенно не влияло на показатели HADS как у женщин с РГЖ, так и у пациентов с онкогинекологическим раком по сравнению с группой НАПХТ и оперативным лечением (табл. 3). Можно предположить, что выраженная токсичность применяемых противоопухолевых препаратов и связанные с ними явления токсикоза и дискомфорта несколько снижали уверенность в благоприятном прогнозе.

Таким образом, можно заключить, что наиболее существенный вклад в развитие явлений депрессии и тревоги по показателям HADS у пациенток вносит ознакомление с результатами верификации заболевания.

Таблица 3. Показатели депрессии и тревоги у женщин после оперативного лечения и АПХТ по поводу РГЖ, РЯ и РШМ

Диагноз Количество больных Депрессия, n (%) Тревога, n (%)
РГЖ-1 6 2 (33,3±10,3) 3 (50,0±19,7)
РГЖ-2 7 2 (28,6±11,5) 4 (57,1±23,2)
РЯ-1 3 1 (33,3±19,6) 2 (66,6±20,6)
РЯ-2 2 1 (50±33,3) 2 (50,0±33,3)
РШМ-1 2 1 (50±33,3) 1 (50,0±33,3)
РШМ-2 2 1 (50±33,3) 1 (50,0±33,3)

Следует отметить, что наиболее выраженные явления депрессии и тревоги отмечались у более молодых женщин, независимо от локализации опухолевого процесса. По-видимому, это связано с тем, что грудная железа, яичники и шейка матки являются признаками женского тела, и их потеря вследствие хирургического вмешательства по поводу онкопатологии, безусловно, является сильным психотравмирующим фактором. А это, в свою очередь, может обусловливать процессы метастазирования, отягощающие прогноз заболевания [8–11]. В более пожилом возрасте у пациенток показатели депрессии и тревоги были менее значимыми на всех этапах онкологического сопровождения (табл. 4). Таким образом, определение психологического статуса у больных злокачественными новообразованиями до и после противоопухолевого лечения может быть использовано для подбора методов последующей психологической реабилитации этих пациентов.

Таблица 4. Показатели депрессии и тревоги у женщин с онкологической патологией в разных возрастных группах

Диагноз Возрастная группа Количество больных Депрессия, n (%) Тревога, n (%)
РГЖ <40 лет 6 4 (66,6±18,6)* 6 (100±50)
>40 лет 11 2 (18,2±9,8) 8 (72,7±24,5)
РЯ <40 лет 2 2 (100±50)* 2 (100±50)
>40 лет 4 1 (25±16,3) 2 (50±19,4)
РШМ <40 лет 2 2 (100±50)* 2 (100±50)
>40 лет 5 1 (20±14,8) 3 (60±20,8)

*р<0,05 по сравнению с возрастной группой <40 лет.

Выводы

  1. Полученные пилотные результаты указывают на необходимость психологической коррекции пациентов с диагнозом злокачественных новообразований как на начальном этапе лечения, так и после противоопухолевой терапии.
  2. Наиболее выраженные явления депрессии и тревоги отмечали у больных после установления диагноза. Специальные методы лечения незначительно снижали эти показатели.
  3. Показатели депрессии и тревоги были более выражены у женщин репродуктивного возраста, независимо от типа заболевания.

Список использованной литературы

  1. Урванцев, Л.П. Психология соматического больного. Ярославль, 458 с.
  2. Саймонтон, К. Психотерапия рака. СПб.: Питер, 288 с.
  3. Abraha, H. J., Gielissen, M. F., Verhagen, C. A., & Knoop, H. (2018). The relationship of fatigue in breast cancer survivors with quality of life and factors to address in psychological interventions: A systematic revie. Clinical Psychology Review, 63(7), 1–11. doi: 10.1016/j.cpr.2018.05.004.
  4. Гнездилов, А. В. (2001). Психические изменения у онкологических больных. Практическая онкология, 1(5), 5–13. Retrieved from http://rosoncoweb.ru>library> journals>practical_oncology>arh005.
  5. Backe, I. F., Patil, G. G., Nes, R. B., & Clench-Aas, J. (2018). The relationship between physical functional limitations, and psychological distress: Considering a possible mediating role of pain, social support and sense of mastery. SSM — Population Health, 4, 153–163. doi: 10.1016/j.ssmph.2017.12.005.
  6. Strange, K. S., Kerr, L. R., Andrews, H. N., Emerman, J. T., & Weinberg, J. (2000). Psychosocial stressors and mammary tumor growth: an animal model. NeurotoxicolTeratology, 22(1), 89–102. doi: 10.1016/s0892-0362(99)00049-5.
  7. Pollock, E., Litzelman, K., Wisk, L., & Witt, W. (2013). Correlates of Physiological and Psychological Stress Among Parents of Childhood Cancer and Brain Tumor Survivors. Academic Pediatrics, 13(2), 105–112. doi: 10.1016/j.acap.2012.11.005.
  8. Dessì, A., Orgiano, L., Massa, E., Astara, G., Madeddu, C., Pedditzi, E., & Scartozzi, M. (2017). Preliminary data for assessing the impact of psychological stress on the development of primitive tumors or relapses of disease. Annals of Oncology, 22(6), 87. doi: org/10.1093/annonc/mdx434.020.
  9. Geerse, O., Brandenbarg, D., Kerstjens, H., Berendsen, A., Duijts, S. F. A., Burger, H., … Hiltermann, T. J. N. (2019). The distress thermometer as a prognostic tool for one-year survival among patients with lung cancer. Lung Cancer, 130(4), 101–107. doi: 10.1016/j.lungcan.2019.02.008.
  10. Neamţiu, L., Deandrea, S., Pylkkänen, L., Freeman, C., López Alcalde, J., Bramesfeld, A., … Lerda, D. (2016). Psycho-oncological support for breast cancer patients: A brief overview of breast cancer services certification schemes and national health policies in Europe. The Breast, 29(10), 178–180. doi: 10.1016/j.breast.2016.07.002.
  11. Berhili, S., Ouabdelmoumen, A., Sbai, A., Kebdani, T., Benjaafar, N., & Mezouar, L. (2019). Radical Mastectomy Increases Psychological Distress in Young Breast Cancer Patients: Results of A Cross-sectional Study. Clinical Breast Cancer, 19(1): 160–165. doi: 10.1016/j.clbc.2018.08.013.

Стресові реакції пацієнтів з онкологічною патологією до і після спеціальних методів лікування: пілотні дослідження

О.П. Кузьменко1, О.І. Костриба2, О.В. Турчак2, В.Г. Білик1, І.В. Шеремет1, С.В. Страшко1

1Національний педагогічний університет ім. М.П. Драгоманова, Київ

2Національний інститут раку, Київ

Резюме. Вступ. Грудна залоза, яєчники і шийка матки є атрибутами жіночого тіла, і їх втрата після операції з приводу раку, безумовно, вважається сильним психотравматичним чинником. Об’єкт і методи дослідження. Для оцінки психологічного статусу в наших дослідженнях використовували Госпітальну шкалу тривоги і депресії (Нospital Anxiety and Depression Scale — HADS), оскільки її психометричні якості широко продемонстровані у валідаційних дослідженнях у клінічній онкології. Результати. Виразність стресових реакцій на діагноз «рак» залежала як від спеціальних методів лікування, так і від віку пацієнтів. Найбільш сильний прояв депресії та тривоги спостерігався у жінок репродуктивного віку на момент верифікації діагнозу. Висновки. Отримані пілотні результати вказують на необхідність корекції психологічного стану пацієнтів зі злоякісними новоутвореннями, особливо на стадії встановлення діагнозу.

Ключові слова: депресія; тривога; рак грудної залози; рак яєчників; рак шийки матки; репродуктивний вік.

Адреса:
Адреса: Кузьменко Александр Петрович
01030 Киев, ул. Пирогова, 9
Национальный педагогический университет им. М.П. Драгоманова
Е-mail: kuzmen_alex@ukr.net

Correspondence:
Kuzmenko Alexander
9 Pyrohova str., Kyiv 01030
National Pedagogical Dragomanov University
Е-mail: kuzmen_alex@ukr.net

Коментарів немає » Додати свій
Leave a comment